Миролюбка Екатерина (mirolyubka) wrote,
Миролюбка Екатерина
mirolyubka

Ксения Собчак - кандидат в президенты России

Сначала я думала, что это рядовая глупая шутка интернета. Вроде такого: «Сенсация! Известная актриса – внебрачная дочь Путина!» Морщишься, но уже смирился – это интернет, ворох свободной информации, где и грязь, и алмазы, а чтобы найти алмаз, придется слегка помараться в грязи. Даже в такой: «Собчак баллотируется на пост президента», «Собчак - президент 2018».

Когда я увидела это в третий раз, рука дрогнула – прошла по ссылке, глаз прочитал, душа не выдержала.

***
На политические темы я пишу редко. Политика в России и политология Аристотеля и Монтескье, любимая в институте – вещи, мало чем связанные. Но мысль о том, что политика – это не только способ организации деятельности государственной власти, а способ измерения человечности, меня давно беспокоит. Вот такой парадокс «грязного дела».

Политика, кроме того, еще дело острое и тонкое: не зря же после бурных политических бесед распадаются семьи, расходятся друзья, а потом, уже разойдясь, растерянно смотрят вокруг и не находят потерянных людей: «Из-за чего поссорились? Да разве так уж важно, кто там у них президент?» Важно. Потому что в данном случае «там у них президент» – это вопрос о том, что ты считаешь злом, а что - нет, за что ты будешь драться, и будешь ли ты драться вообще.

Среди моих друзей нет людей со словами: «Ксюша Собчак? В целом, уважаю. Ну да, Дом-2, но это маска, она там роль играла. Порнографические фотографии? Ну, кто в молодости не баловался! История с валютой? Ну что это, по сравнению с коррупцией в стране! А так она умная и правильно делает, что в президенты пробует. Нам нужна оппозиция!»

Среди моих друзей нет людей, для которых оппозиция является самоцелью. Среди моих друзей давно нет людей, с которыми я бы остерегалась говорить о политике: случаются и споры, и даже ссоры, но нравственный камертон у всех настроен верно. И никого уже не удивит, и даже остро не возмутит призыв Навального замесить в стране бунт и беспорядки и разгромить все и всех, как никого серьезно не удивит уличное хулиганство. Хулиганство – это преступление, хулиганство - это следствие недостатка воспитания и нравственная незрелость, это часто трагедия человека, и с Навальным, в целом, все ясно.

Никого из близких мне по духу не удивит и не заинтересует пошлость Ксении Собчак, но зато моя подруга очень удивилась, когда я пару раз попыталась начать о ней разговор на тему «Ксения Собчак – будущий президент». «Ну о чем ты говоришь, ну очередной пиар, ну очередная Собчак», - отмахивалась подруга, пока я не объяснила ей, что я совсем не о Ксении Собчак. Я – о своей стране.

О том, что народ достоин своего правителя, знает давно не только Сократ. Но о народе, который допускает до выборов чернь (сразу оговорюсь: слово «чернь» я употребляю не в уничижительном, а в буквальном смысле: безнравственность, пошлость, бескультурье), так вот, о народе, который эту чернь до выборов допускает, Сократ, много видавший в своих Афинах, и снов не видел.

Об этом начал догадываться через пару веков Полибий, но и он в своей теории охлократии до такого не дошел – он сокрушался лишь о власти демагогов над толпой. О том же, что представители толпы (опять же: «толпа» для меня - не народ, а сброд пошлости с хамским отношением к народу), о том, что представители толпы могут идти во власть - об этом Полибий не писал. Не додумался.

Как я сказала своей подруге, так и вам сейчас говорю – никакой вины за Ксенией я не вижу. Обвинять человека в пошлости – это подлость. Пошлость – это следствие воспитания и трагедия человека. Пошлость – это полная плоскость, омертвление чувств, и в этом я соглашаюсь обвинять не Ксению, а ее среду, но вот с народа и страны ответственности за такое «кандидатство» я не снимаю.

После 24 октября я читала статьи. Искала отзывы. Я закидывала в прорубь яндекса невод: «ксения собчак будущий президент». Я нашла только одобрение или смех. Смех – это хорошо, это Салтыков-Щедрин, но все же я не нашла того, что искала: «Ребята. Это предел. Это – черта. Это – нельзя, потому что это – уже не смешно. Это – наша страна, государство, давайте не будем опускаться ниже той черты, ниже которой вроде бы – некуда».

Конечно, Ксении Собчаки - это детская болезнь нашего народа. Она пройдет, ей нужно прогуляться по нашим и так загаженным экранам и душам, и мы все понимаем, что на гниющем обществе не может не вырасти плесень. Но все же есть жизненно важные места, куда плесень допускать нельзя. Опасно. Критично. Конечно, все понимают, что президентом она не будет, но все так же хорошо понимают, что есть такая вещь, как прецедент. И еще есть это рискованное «а ведь возможно все, а почему нет, а давайте попробуем» (вспомним Полибия), и еще есть молодежь, на все подобное падкая – но лучше Достоевского я все равно вам не скажу, поэтому давайте еще вспомним «Бесов». «Бесов» никто не вспомнил. На митинг с требованием убрать, смести эту позорящую народ кандидатуру, никто не вышел. Возмущенных писем в администрацию властям никто не писал.

«Как же можно, - возразят мне, - «всем позволено на выборы. У нас демократия!» Да, соглашусь я, у нас демократия. Но у нас не вседозволенность. Вспомним и Аристотеля: демократия – это власть народа, а не того, кто считает народ генетическим отребьем! И, кстати, как верно заметила моя подруга, все-таки втянутая с третьей попытки в разговор, но уже, конечно, не о Ксюше, при советском строе как раз и была эта власть народа, та самая демократия.

«Понимаешь ли, что такое демократия…» - наконец-то разговорилась моя мудрая подруга. – «Демократия - это вовсе не возможность лаять на каждом углу. Это не возможность каждой гнили лезть в правительство – при Советском Союзе как раз гнили не было!» - язычок у нее еще тот, но вещи она говорит хоть не политкорректные, но верные. «Демократия – это реальная возможность влиять на ситуацию. И советские люди добивались того, что теперь можно купить только за большие деньги. Например, отстаивали свои права в больнице, требовали, чтобы их принимали нужные врачи – доходили до горкомов, до исполкомов. Женщины! Женщины были защищены! Муж пьет? Распускает руки? Жена шла к секретарю райкома (я знаю, реальные случаи были), и с мужем разбирались. А что сейчас?»

А сейчас суть российской демократии заключается в том, что заслуженная звезда в нижнем белье сплошь скупленного западом медиа вдруг решает, что она может стать президентом, а народ и страна это, кажется, принимают.

Но разве тут не должен сработать какой-то инстинкт самосохранения? Разве не естественна тут потребность сказать «стоп» открытым призывам к сепаратизму – отделению Крыма от России, открытым намерениям превратить выборы в шоу и выпустить на свободу экономических преступников. (Не знаю, как вытерпели вы лица из фильма с конференции Ксении Собчак, но мне стало страшно от вида одного влиятельного лица – сжатые губы, близко посаженные глаза, в которых живет холодная, почти умиротворенная злоба, деньги и власть).

«Я умею громко говорить!» - уверяла нас на своей пресс-конференции Ксения. А что умеем мы? Что умеет народ? Демократия - это тяжелый труд. Как верно сказала моя подруга – демократия, это не про «говорить». Демократия - это про «делать». «Дело надо делать, господа, дело». И, для начала – не допускать даже к крыльцу государственной власти безнравственность, пошлость и бескультурье.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments